Моя Франция или 27 апреля 2017 – день моей Франции!

От Автора

Сегодняшний день определяется эмоциями и чувствами людей. Я говорю о политике, которая вошла в нашу жизнь повсеместно. Политика есть проявление общественного мнения, дипломатии и правящего класса стран. Долгое время наш контент ресурс развивал культуру, наивно полагая, что культура отдалена от политики. Увы, нет, а может это и реальность времени. По сему, мы должны говорить об этом. Мы должны думать, анализировать, размышлять, спорить и даже бороться за свои убеждения.

Моя Франция или воскресный день 27 апреля 2017 – день моей Франции…

— Дорогой я завтра схожу на рынок, куплю свежих овощей. На неделе к нам приедет племянник. А ты, что будешь делать?

— Посмотрю корриду, как раз трансляция с 10. 00 утра.

— Тогда днём можем проехать в центр, ты хотел сходить к Жан-Полю, а я схожу в салон.

— Конечно.

— Кстати, сейчас смотрела новости. Ты помнишь, завтра выборы.

— Ты посмеялась. Я думаю лучше посидим у Жан-Поля лишний час.

Может такого диалога никогда и не будет ни в провинции, ни в городе регионального значения, ни в Париже. Но почему-то я уверен, что Франция сегодня как и вчера, как и 200 лет назад – это особая страна, для которой традиции значат больше, чем нечто непонятное и навязанное.

Франция сегодня живёт жизнью, наполненной свежим воздухом, свободой и нравственным спокойствием. Что это? Это просто замечательная и счастливая жизнь. Француз обязательно поедет на обед, который длится с 12.00 до 14.00, выпьет бокал бургундского вина, съест сыр рокфор и подумает: «Стоит ли идти на тур де Франс, этап которого пройдет через его родной город». Для француза реклама – это словно ложный вызов врача. У вас температура? Нет просто недомогание? Парижанам и жителям Страсбурга все равно, какой автомобиль покупала жена какого-то кандидата, или почему другой кандидат раньше работал в крупном мировом банке. Они равнодушны к реальности, потому что они уверены, что именно они вершат правосудие и закон в своей стране. Закон, который рождается в маленьких провинциальных городах, где из поколения в поколение рассказывают истории о графах, сражающихся в столетнюю войну с Англией, о французской революции, о Робеспьере и Дантоне, которые вершили судьбы, а потом им отсекли голову. О том, как император Наполеон Бонапарт жил 4 месяца в Ницце и ходил в кафе, существующее до сих пор. О том, как в 1941 году во время фашистской оккупации  Франции Кристиан Диор создавал новую коллекцию одежды, и дом Шанель создавал аромат духов. Культура и уклад страны значили и значит для людей больше, чем Макрон, Фийон, Ле Пены и многие другие.

Людовик ХIV как-то сказал: «Государство — это я» и заковал родного брата близнеца в железную маску. Кардинал Ришелье написал эдикт о налогах, по которому Франция прожила 200 лет, а административный кодекс Наполеона действует поныне.

Для француза Франция – это яркое, светлое, пахнущее травой утро. В 9.30 — чашка бразильского кофе, заваренного в кофе-машине с круасаном, и, возможно, короткая прогулка до работы пешком минут за 15. Он надевает костюм или кофту, обматывает шею тонким шарфом, в руке портфель и свежий номер Figaro. А вечером старина Эйфель с высоты своей башни освещает путь по бульвару Виктора Гюго. Он торопится домой, заскочив в лавку старины Фурье и взяв немного камамбера, салата, помидоров, ветчину, яйца и яблочный сок. Дома – тихий уютный вечер у камина с видом на город. Может банально, просто, но по хорошему — здорово.

Конечно, можно критиковать реальность Франции. Трудно представить, что смертная казнь на гильотине была отменена во Франции в 1981 году (последняя казнь прошла в 1977 году), благодаря не просто общественному мнению, а фильму с Жаном Габеном и Аленом Делоном «Двое в городе» 1973 г. Французы осознают свои ошибки, потери и вызовы, благодаря новым испытаниям жизни.

Вызовы, которые Франция принимает и бросает себе, также живы сейчас, как и прежде. Французы восхищаются картинами Клода Моне и критикуют «Высокого блондина в желтом ботинке». Снимают великие фильмы «Игрушка» и «Профессионал» с Бельмондо. Страна, где в Лувре постоянно находится первый в мире портрет, написанный маслом, а именно «Джоконда» Да Винчи. Французы сохранили Каннский фестиваль, проводят недели высокой моды и косметики для всех женщин планеты.

Неужели кто-то верит, что 27 апреля французы будут голосовать, думать или поступать, как хочет кто-то? Может они просто останутся французами. Гордыми, своенравными, смешными, радостными, короче говоря, людьми со своими плюсами и минусами. Они останутся с бокалом вина бордо, виадуком Мийо, долиной замков Луары, Альпами, историей героев Дюма, Эйфелевой башней, наутилусом Жюль Верна и «Отверженными» Гюго, туром де Франс и футболистом Зиданом, знаменитым Версалем, Людовиками, Ришелье и Анжеликой, смешными и неподражаемыми актерами де Фюнесом и Бурвилем, Ив Монтаном, Аленом Делоном. Они не забыли генерала Шарля де Голля, гордятся пятой республикой. Наконец, верят в самих себя…

Франция – всегда Франция…

Автор — Лафайет

© PODIVM, 2017

Комментарии закрыты